Важно
Посмотрите видеоматериалы о нашем Центре.

О центре / Новости / Публикации

Дети «из пробирки»

Участники:

  1. Андрей ИВАНОВ, Заведующий отделением ЭКО Городской Мариинской больницы (Санкт-Петербург)
  2. Алексей КУЗЬМИН, Руководитель отделения репродуктивной медицины ОАО "Окружной центр новых медицинских технологий" МЦ "Семья" (Ростов-на-Дону), к.м.н., член Совета РАРЧ
  3. Игорь ПОРТНОВ, Генеральный директор ЗАО "Центр семейной медицины", к.м.н.
  4. Вильфрид ФЕЙХТИНГЕР, Профессор Венского университета, президент APART (Ассоциации клиник и лабораторий вспомогательных репродуктивных технологий)

Игорь Портнов:

Мы очень рады тому, что профессор Фейхтингер, вместе с его сотрудницей выбрали время для того, чтобы посетить Екатеринбург. Нами было приобретено новое оборудование для процедуры ИМСИ - это новый шаг в диагностике и лечении тяжелых форм мужского бесплодия. С 6 июня коллектив Центра семейной медицины очень плотно работает на этом оборудовании при консультативной поддержке профессора Фейхтингера и его сотрудницы. Это символичные события. Мы дважды посещали клинику профессора, это одна из ведущих клиник не только Австрии, Вены, но и Европы в целом.

Профессор один из первых в мире начинал процедуру экстракорпорального оплодотворения и имеет многолетний опыт в этой сфере. Я полагаю, что наше сотрудничество не ограничится только этим визитом и в дальнейшем, как мы уже говорили на одной из пресс-конференций, мы планируем создать Международный центр на базе нашей клиники по подготовке специалистов в области репродуктивной медицины и клинической эмбриологии, совместно с Уральской государственной медицинской академией. Надеемся, что профессор Фейхтингер окажет нам содействие в этом и примет участие в подготовке таких специалистов.

Вильфрид Фейхтингер:

Я благодарю Игоря Григорьевича Портнова за приглашение посетить его клинику и сердце России - Екатеринбург. У меня русские родственники, я принадлежу к роду русских эмигрантов первой волны. Мой отец австриец, я учился в Венском университете, где сейчас являюсь профессором и учу студентов. Кроме того, у меня частная клиника, и я занимаюсь темой ЭКО с того момента, когда родился первый ребенок «из пробирки» - Луиза Браун. Меня заинтересовала эта тема, я поехал в Англию, в Австралию, и создал такой проект в Венской университетской клинике. Первый ребенок «из пробирки» родился в Австрии в 1981 году и с этого времени у нас большой опыт в этой сфере. Мы первыми в 1990 году ввели ИКСИ, в нашей клинике еще в 1985 году была внедрена пункция вагинальным датчиком под видом УЗИ, которая помогла делать ЭКО без наркоза и лабороскопии.

Недавно мы ввели технику ИМСИ, которую мы сейчас привезли в Центр семейной медицины, и планируем научить и других специалистов. Я очень рад, что мои русские корни меня сюда притягивают, и что у нас создается дружба и сотрудничество.

Алексей Кузьмин:

Сегодня действительно знаменательное событие с точки зрения укрепления профессиональных основ той методики, которой мы посвятили свою жизнь. Я благодарен Игорю Григорьевичу Портнову за приглашение воочию убедиться в очередной раз в том, что его клиника не стоит на месте. Многое из того, что впервые происходит в России, происходит именно в Центре семейной медицины.

Сравнить внедрение данной технологии в России можно только с чрезвычайно важным открытием, потому что эта методика позволит обрести счастье иметь детей огромному количеству людей, имеющих абсолютное бесплодие, которое невозможно преодолеть другими методами.

Кроме того, чрезвычайно важно, что повышается качество самой методики и есть возможность получить более здоровых детей при применении данной технологии. Это чрезвычайно важно, потому что в России количество детей в семье очень ограничено - обычно не более 1-2 детей.

В очередной раз я убедился в том, что в клинике Игоря Григорьевича, которая продолжает наращивать обороты в отношении условий работы. За этим шагом последует следующий, которые приведут к очередному успеху в сфере репродуктивных технологий.

Андрей Иванов:

Мы действительно постоянно задумываемся о том, как мы можем больше помочь нашим пациентам. Так исторически сложилось, что Игорь Григорьевич часто объединяет вокруг себя и своей клиники профессионалов для обсуждения насущных проблем. Это далеко не первый мой приезд в Екатеринбург, и мы видим, как растет Центр семейной медицины. Я представляю интересы государственной клиники, и нам есть, чему учиться. Инновационные методики Центра семейной медицины всегда являются для нас ориентиром, на который стоит равняться.

Сегодня я в очередной раз убедился, что по уровню оснащения и по стремлению к инновациям Центр семейной медицины является одной из ведущих клиник России.

Игорь Портнов:

После пресс-конференции мы с коллегами едем на Ученый совет к профессору Спектору, в Институт медицинских клеточных технологий, где мы представляем как отдел репродуктивных технологий, так и несколько научных тематик, которые носят фундаментальный характер (нанотехнологии, исследования и получение эмбриональных стволовых клеток). Мы обменяемся мнениями, опытом, профессор сделает там доклад. Такое содружество коллег различных крупных европейских и российских клиник обогащает наши знания и расширяет возможности в плане диагностики и лечения такого тяжелого заболевания как бесплодие, которым страдает каждая пятая супружеская пара в Свердловской области. Преодоление этого недуга пусть даже на полпроцента, это возможность появления детей, которые никогда не должны были появиться на свет другим способом.

Господин Фейхтингер, как Вы оцениваете уровень развития репродуктивных технологий в Свердловской области?

Вильфрид Фейхтингер:

Я могу сказать, что у меня сложилось очень хорошее впечатление. Сегодня утром мы смотрели клинику Игоря Григорьевича - Центр семейной медицины, смотрели лабораторию. Все оборудование на очень высоком уровне, соответствующем международным стандартам. Особенно мне понравилось, что все сотрудники там очень профессиональные, образованные люди. Это оценила и мой биолог Дженифер Хайт, которая с ними работает.

Что представляет собой процедура ИМСИ?

Игорь Портнов:

Процедура ИМСИ позволяет под дополнительным увеличением выбрать наиболее активный и жизнеспособный сперматозоид, который возможно использовать при процедуре ИКСИ, когда идет оплодотворение одним сперматозоидом. То есть это лечение почти абсолютных форм мужского бесплодия. Это дает шанс парам, у которых остался только путь использования донорских клеток, возможность родить генетически собственного ребенка. Это достаточно трудоемкая процедура.

Какова результативность данной процедуры?

Игорь Портнов:

Мне сложно говорить о результативности, потому что процедура сейчас только внедряется. О результативности можно будет говорить по прошествии некоторого времени, когда появится навык. Но буквально с первых же дней, благодаря профессору Фейхтингеру и доктору Хайт процедура внедряется.

Вильфрид Фейхтингер:

Этот метод произошел из Израиля. Потом его внедрил австрийский профессор. Для меня это значит, что у нас возникла возможность выбирать сперматозоиды, которые являются генетически нормальными. Яйцеклетки можно определить, а у спермы это невозможно, ее сначала нужно убить, покрасить, но тогда ее невозможно употреблять. Метод ИМСИ - это косвенный показатель нормальности хромосом сперматозоидов. Это параллельная техника преимплантационной диагностики яйцеклетки.

Центр семейных технологий первым в России внедряет такую процедуру?

Игорь Портнов:

В России, пожалуй, да, первыми. Я знаю, что в Киеве, в клинике «Надия» такой процедурой занимаются.

Будет ли финансироваться новая технология из бюджета Свердловской области?

Игорь Портнов:

Думаю, что пока нет. Мы уже десять лет работаем частным образом, и полтора года работаем и с бюджетом. НИИ ОММ и Центр семейной медицины за счет средств бюджета проводят 200-300 попыток ЭКО плюс ИКСИ в год. Сегодня лист ожидания составляет около 2,5-3 тысяч. Пока сложно говорить о том, что процедура станет доступной для широких слоев населения. Мы выступаем с инициативой создания сертификата по бесплодию, чтобы клиники, вне зависимости от формы собственности имели квоту на проведение попыток ЭКО, как это сделано в Европе. В западных странах считается, что бесплодие - это болезнь, которую надо лечить, а в России, к сожалению, это считается состоянием, и это доступно только для 3-7% населения. Наша инициатива нашла понимание и со стороны Правительства Свердловской области, и со стороны партии «Единая Россия». Несмотря на кризис, эта программа будет финансироваться, и мы планируем сделать эту процедуру доступной для всех супружеских пар Свердловской области, по аналогии с родовым сертификатом.

Вильфрид Фейхтингер:

Я считаю, очень жаль, что в России государство не оплачивает попытки ЭКО людям, которые хотят ребенка. Это очень недальновидно. В Европе, как только отмечают спад рождаемости, сразу же государство решает платить за ЭКО и репродуктивные технологии. Даже в Венгрии с самого начала считалось, что снижение количества родов свидетельствует о том, что нация вымрет, если государство не будет помогать парам, которые хотят иметь ребенка. Там не ограничена плата за многие попытки, и даже возраст не ограничен. В Австрии возраст женщины ограничивается 40 годами, мужчины - 50 годами, и государство оплачивает 2/3 стоимости четырех попыток и лекарств, 1/3 пара должна заплатить сама.

Сколько стоит процедура ЭКО в Австрии?

Вильфрид Фейхтингер:

Стоимость одной попытки составляет около 4 тыс. евро. Стоимость ИМСИ пока точно не могу сказать.

Насколько увеличивается процент успеха появления ребенка после такой процедуры?

Андрей Иванов:

Когда к нам приходит пациент, он спрашивает, - каков процент успеха. Но у каждой пары своя ситуация. Речь идет о тех парах, которые с такими формами заболевания никогда не могут иметь своих детей. Поэтому мы говорим не о повышении процента, а о его появлении. Если мы будем иметь 3-5% успеха у пар, на возможности которых иметь ребенка был поставлен крест, то это уже будет чудо. Мы даем шанс иметь ребенка.

Как в других регионах России поддерживается ЭКО?

Андрей Иванов:

Появление центра, в котором я работаю - это плод финансирования государством этой сферы. Данное отделение городской Мариинской больницы появилось, потому что государство решило профинансировать это направление. В прошлом году мы имели 800 квот. Самой простой формулой расчета потребности в ЭКО является 1000 циклов ЭКО на 1 млн. населения. Это минимальный уровень. В этом году мы ожидали 2400 циклов на Санкт-Петербург. Но в связи с экономическими сложностями количество квот было уменьшено до 600. Мы надеемся, что все вернется на круги своя.

Главная проблема, с которой сталкивается государство при финансировании ЭКО - это подготовка специалистов. На Урале, в Центре семейной медицины, как раз одной из задач рассматривают подготовку специалистов. Отсутствие академической базы подготовки специалистов не позволяет развиваться данному направлению. Многие частные клиники берут на себя такой груз, вплоть до того, что государственные клиники получают специалистов только благодаря тому, что есть такие Центры семейной медицины. Я сам начинал работать в коммерческом бизнесе, поэтому мы сразу вышли на нормальную планку результативности. Но это нетипично для государственных учреждений, к сожалению.

Алексей Кузьмин:

Выделение квот недостаточно во всех регионах России, и у нас не обстоит дело лучше. Отчасти, выделение квот - это тупиковый путь. С моей точки зрения, эта задача будет решена, если мы обратим внимание на то, что ВОЗ рассматривает бесплодие как болезнь. С моей точки зрения, бесплодие - это совокупность заболеваний, это симптом каких-то болезней или состояний. Это может быть последствие каких-то операций, тяжелых заболеваний, которые, к сожалению, не входят в регистр заболеваний, считающихся инвалидностью. Если мы рассматриваем частичную потерю зрения или одного глаза как инвалидность, то потеря репродуктивного органа почему-то не считается заболеванием, приводящим к инвалидности ни у мужчин, ни у женщин.

Самое главное - это критерии. Тогда может быть организована социальная помощь и оплата мероприятий по лечению.

Есть ли уже первые пациенты, желающие провести процедуру ИМСИ?

Игорь Портнов:

Было бы неверно говорить о пациентах. С 6 июня мы начали работать с образцами семенной жидкости именно по отработке методики. Мы получили первые навыки, и полагаю, что в ближайшее время методика будет внедрена в широкую практику. Это один из способов вспомогательных репродуктивных технологий (ЭКО, ИКСИ и т.д.), это дополнительный инструмент в руках специалистов для преодоления тяжелых форм мужского бесплодия.

Процедура безопасна?

Игорь Портнов:

Это абсолютно безопасно. Это использование современной оптики для отбора активного сперматозоида. Это не операция, это диагностика для последующих процедур. С одним образцом работа идет в течение трех часов.

Сколько будет стоить новая процедура?

Игорь Портнов:

Это дополнительное звено, для которого потребуется ряд расходных материалов, оплата работы сотрудников. Думаю, что это будет стоить около 500-600 евро, как в Австрии.

Уже есть желающие сделать такую процедуру?

Игорь Портнов:

Конечно, желающие уже есть. У нас составлен регистр, и мы готовим предоставить такой шанс людям, которые не могут иметь детей.

Во всех регионах России процент мужского бесплодия составляет около 45-50% в общей структуре бесплодия. Определенный процент составляют тяжелые формы бесплодия.

Андрей Иванов:

Тенденция такова, что мужское бесплодие нарастает. Это связано, в том числе, с экологией. Уже доказано, что на эту функцию напрямую влияют пестициды, гербециды, которые используются в сельском хозяйстве. Это показывают результаты спермограммы пациентов. Десять лет назад ситуация была в два раза лучше. При тяжелых формах патоспермии и возникает вопрос - как выбрать самый здоровый сперматозоид. Методики ИМСИ позволяет определить, существует ли повреждение в головке сперматозоида, то есть в основной части, где содержится генетический материал. Поэтому внедрение такой методики сейчас очень актуально. Происходит селекция здоровых сперматозоидов, и они используются для ИКСИ.

Чем опасно «затягивание» вопроса о придании законодательного статуса эмбриону?

Игорь Портнов:

Это неоднократно обсуждалось на наших международных конференциях. С одной стороны, отсутствие законодательных границ позволяет действовать более широко, с другой стороны, вопрос о репродуктивной медицине обсуждается уже больше 10 лет, но он до сих пор баллотируется в Государственной Думе. Надеюсь, что это найдет отражение, потому что должна быть четкая правовая база, предусматривающая правовые и этические аспекты использования гамет, эмбрионов, как в практике ВРТ, так и в получении эмбриональных стволовых клеток, которые могут быть использованы для лечения бесплодия и других серьезных соматических заболеваний.

Информация предоставлена ресурсом tass-ural.ru

Круглый стол «Семья: право на ребенка»Студенты РостГМУ заботятся о молодых семьях Дона.

Возможны противопоказания. Необходимо проконсультироваться со специалистом.